• Число посещений :
  • 1618
  • 29/1/2008
  • Дата :

Шахид (мученик)

(часть2)

Мир тебе! О, Аба Абдалла!

Прошло три дня. Эльчин всё крутился около мечети, но не решался войти внутрь. Наконец, набравшись смелости, приблизился к двери мечети. Немного нагнувшись, посмотрел внутрь. Изнутри доносился голос, но Эльчин не увидел говорящего. Не знал, что и делать: войти в мечеть, или же не входить?

Несколько мужчин, разговаривая, прошли около Эльчина и вошли в мечеть. "Ну не съедят же меня", -подумал он и вошёл в мечеть вслед за ними. Постояв в сторонке, он начал смотреть вокруг. Один из тех мужчин, которые только что вошли, вынул из кармана деньги и опустил их в ящик, где было написано "ящик пожертвований". После этого он сел в одном из углов мечети.

Эльчин быстро протянул руку к своему карману. Не придавая значения сумме, он вытащил несколько крупных купюр и опустил их в ящик для благотворительности. Затем прошёл и сел на свободном месте. Сначала он хотел сесть как тот мужчина. Но, заметив, что каждый сидит, как хочет, немножко успокоился. Снова посмотрел по сторонам. Никто не обращал на него внимания. Все, подняв голову, смотрели на говорящего, который сидел на возвышении, имеющего вид высокого кресла с лестницей. После нескольких минут сшьчин уже чувствовал себя полностью свободным. Теперь его мысли, душа были спокойны; мучившие его мысли больше не существовали. Теперь он уже внимательно слушал проповедь.

Тот говорил о вторжении врагов на Родину, об совершённых ими злодеяниях.

Эльчин внимательно слушал. Слова того человека оказали на него большое влияние. В особенности, когда он рассказывал про бесчинства и обиды, нанесёнными этими разбойниками женщинам и девушкам, у Эльчина кровь кипела в жилах. "Подонки, ничтожества, звери, ублюдки!" - шептал он себе.

А проповедник всё продолжал говорить. Он воодушевлял молодых сражаться за правое дело. Приводил аяты, хадисы. Говорил о высокой моральной ступени шахадата — мученической смерти, о том, что никакое вознаграждение добродетели не сравнится с возна¬граждением мученика (шахида).

А Эльчин всё слушал. Эти слова были для него чрезвычайно интересными. "Шахиды - не умирают", -говорил проповедник; он приводил аяты из Корана, хадисы и предания. Затем, понемногу изменив тему, начал говорить про Имама Хусейна (ДБМ).

А Эльчин всё слушал. И чем больше говорили про Святого Имама Хусейна (ДБМ), настолько же и возрастала любовь к Имаму в сердце Эльчина. Рассказы- рассказывал про героизм и угнетённость Имама. О том, что как Имам Хусейн (ДБМ) остался один, без друзей и сторонников, на поле битвы.

А Эльчин всё слушал. У него стояли слёзы на глазах. Как он хотел, чтобы сейчас, в сию же минуту, быть в Кярбала, в самой гуще сражения, уже он бы показал Язиду1!

А проповедник всё говорил и говорил:

— Один поэт из куфийцев, по имени Я'губ, рассказывает: «Однажды, когда я вернулся домой, застал свою мать расстроенной. Спросил у неё, что случилось, и она сказала, что, хочет отправиться и увидеть своего Имама, поговорить с ним, выразить свою преданность и уважение. Я ответил ей, чтобы немного подождала, пусть у меня улучшится материальное состояние, соберу немного денег и тогда, обязательно, отвезу её к Имаму.

Но всякий раз, когда я приходил домой, заставал мать плакавшей. Однажды, услышав новость, пришел к матери и сказал, что восстал один из непокорных халифату мятежников, и что халиф призывает всех людей отправится воевать с ним, я тоже отправляюсь на эту битву, соберу трофеи и потом, продав их, поедем вместе посетить Имама. Моя мать согласилась,но посоветовала, чтобы я не полагался слишком на куфийцев, не верил им...

Подоспевши на место сражения, я увидел, что молитва моей матери не была принятой. Всё уже было закончено: тех, которых могли, убили, а тех, которых могли, обокрали. (Он пришел туда в день "Ашура"2). Тогда я пошёл к Омару Са'ду3 и сказал, что хотел принять участие в сражении, но опоздал. Омар Са'д возразил мне, что я пришёл как-раз вовремя. Потом, протянув мне саблю, сказал, что вижу ли того мятежника, лежавшего невдалеке. Приказал пойти и отрезать ему голову, обещал много денег

Я подошёл к тому человеку и начал смотреть на не¬го. Про себя сказал, что не буду его убивать; я же не знал, в чём он виноват. Вдруг, он открыв глаза, посмотрел на меня и с улыбкой произнёс:

— Я'губ, подойди поближе, отрежь мою голову и

— поторопись, потому, что тебя ждут дома. Но не давай

— мою голову Омару Са'ду, отнеси её твоей матери.

— Я спросил его, что кто он и откуда знает меня? Он ответил:

— Я'губ, тот Имам Хусейн (ДБМ), которого так хотела увидеть твоя мать - это я.

 

 

Мир тебе! О, Аба Абдалла!

Когда расказчик подошёл к этому месту, то у Эль-чина вырвался жалобный вопль. В порыве чувств он обнял голову руками и раскачиваясь стонал, говоря "вай-вай". Присутствующие в мечети тоже плакали и стонали, но стон Эльчина было более жалобным и печальным. Слезы так и струились по его лицу, капая как дождь на ковёр мечети.

Все смотрели на этого юношу, одетого по последней моде и удивлялись. Старики, молодые, дети - все были растроганными от плача Эльчина.

А он всё плакал и плакал, слёзы не переставали течь. Как будто, он потерял самого близкого из родных. Немного так поплакав, он успокоился. Один старик, сидящий около Эльчина, протянул ему руку, в которой была тетрадь:

— Возьми, сынок, это, время от времени молись и за меня.

Эльчин не глядя в его лицо, протянул руку и взял её...

Он уже всё обдумал и решил. Собрал в вещьмешок всё необходимое. Затем, взяв клочок бумаги, написал записку и положил на стол:

"Мама, я не буду дома несколько дней. Не волнуйся. Целую тебя. Эльчин".

В последний раз он обвёл комнату глазами. Хотел уже выйти из комнаты, как вдруг его взгляд упал на тетрадь, лежащую на кровати. Взял её, начал перелистывать. Это был сборник стихотворений, различных ноуха и марсия 4. Сев на кровать, он начал читать:

Иссох язык мой от жажды, взгляните на уста мои. Эй, вражье племя, дайте глоток утолить жажду свою.

Эльчин растрогался. Снова приступил к чтению:

Кто, как ты Хусейн даст в жертву родичей,И семью свою

И как ты за дело правды отдаст кровь,И главу свою.

О трагичной Кярбалы ты Имам, Хусейн, Хусейн, О лишённой воды Ефрата ты Имам, Хусейн, Хусейн.

Зейнаб вот идёт с тревогой по пустыне в Кярбале. Видит вот упал обезглавленный наш Имам в Кярбале.

Как только распорядился Шимр безбожник, лицемер: Поджигайте, обворуйте их шатры в этот день. Чуть не грянул в Кярбале жаркой

День Последний, Страшный, Судный День.

Эльчин плакал. Он хотел вытереть тыльной сторо¬ной руки слёзы, но не мог, так как они лились рекою:

За Хусейна будут плакать земли, небеса. И Пророк наш, Святейший Мустафа.

Эльчин поднявшись, сложил тетрадь, положил в карман и вышел из комнаты. Он ушёл на фронт...

Уже приблизительно был один месяц, как он был на фронте. За это короткое время он показал такую смелость и доблесть, что всё только и говорили о нём. Даже ходили слухи, что враги назначили за его голову большую награду.

Был вечер. Ополченцы по два, по три человека си¬дели вокруг разожжённых костров. Завтра их ожидал тяжёлый бой. Эльчин сидел один около костра. При свете огня он листал сборник, один за другим читая стихотворения.

За время, которое он был здесь, на фронте, очень изменился, да так, что и сам себя не узнавал. Он стра¬стно любил Имама Хусейна (ЦВМ). Когда произносили имя этого Святого, то Эльчин, независимо от себя, плакал.

И теперь он сидел в одиночестве и тихо пел вслух эти стихи. В это время он увидел, что кто-то идёт в его сторону. Это был худой, среднего роста юноша. Эль¬чин его узнал. Ребята называли его "поэт". Подошед¬ший к Эльчину, "поэт" присел к костру. Приблизив¬шись к огню, затем, потерев руки, сказал:

— Эльчин, зачем ты всегда сидишь в уединении?

Он ничего не ответил. Подняв палку с земли, раз¬двинул горящие угли. "Поэт" словно немного был смущён своим вопросом. Поэтому опустил свою голо¬ву. В это время Эльчин спросил:

— Почему тебя называют "поэт"?

Тот, увидев такой оборот дела, улыбнулся и сказал с желанием:

— Да так. Время от времени пишу стихи.

— И мне прочитаешь?...

— Ну, конечно. Обязательно прочитаю.

Сказав это, он вытащил из кармана рубашки блок¬нот. Немного полистав, проговорил:

— А вот, нашёл. Это я недавно сочинил. Эльчин с интересом стал слушать.

— Знаешь Шахрияра? - спросил у него "поэт".

— Так, немного. Слышал о нём.

— У него есть поэма под названием "Хейдарбаба". Я написал стихи-подражание на ту поэму. Слушай, - { "поэт"    принял    подобающий    себе    вид    и    начал декламировать:

 

Шахид (мученик) (часть 1)

Шахид (мученик) (часть 3)

 


1. Язид - сын Муавие, подобно своему отцу, узурпировавший власть в халифате, по приказу которого был предан мученической смерти Имам Хусейн (ДБМ).

2. Десятый день месяца Махаррам; в этот день жестоко убили Имама Хусейна (ДБМ).

3. Один из противников и убийц Имама Хусейна (ДБМ).

4. То же самое, что и ноуха - т. е. стихотворение-мистерия, в котором оплакивается смерть святых Имамов (ДБМ).

 

 

 

  • Печать

    Отправить друзьям

    Мнения (0)

    Мнения